Наверх
Консультация адвоката
Написать в WhatsApp Написать в Viber
Позвонить
Главное меню
Услуги
Юридический словарь
Недвижимость

Надзорная жалоба в Президиум Верховного суда Российской Федерации

 

 

Надзорная жалоба в Президиум Верховного суда Российской Федерации

 
 
 
 
В Президиум Верховного суда Российской Федерации
121260, Москва, ул. Поварская, д. 15
 
От (Истец): Еххххххххххх Надежда Борисовна
Адрес: 195хххх, г. Санкт-Петербург, ул. Ушинского, д. хх, корп. х, кв. ххх
Тел.: 8-911-709-хххх
 
Лица участвующие в деле (Ответчик):СПб ГБУЗ Городская поликлиника № 97
Адрес: 194291, г. Санкт-Петербург, ул. Кустодиева, д. 6, корп. 1
 
 
 
 
НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА 
 
(Надзорная жалоба в Президиум Верховного суда Российской Федерации)
 
02 ноября 2017 года судьей Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга по делу №2-ххххх/2017 судебным решением было отказано в удовлетворении исковых требований Евстигнеевой Н.Б. к СПб ГБУЗ Городская поликлиника № 97 о компенсации морального вреда, причиненного распространением персональным данных. 
Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в апелляционном определении от 20.03.2018 года №33-3941/2018 согласилась с выводами суда первой инстанции.
Судья Санкт-Петербургского городского суда в определении от 05.10.2018 года № 4г-хххххххх/2018 отказал в передаче кассационной жалобы Еххххххххх Н.Б. для рассмотрения в судебном заседании президиума Санкт-Петербургского городского суда.
Считаю, что при вынесении судебного постановления были существенно нарушены нормы материального и процессуального права, а так же нарушены личные неимущественные права и блага.
22.11.2016 года № 97 адвокатом, зарегистрированным в реестре адвокатов Санкт-Петербурга, имеющим удостоверение № 71ххх, Шххххххххх Оксаной Витальевной (далее – Шххххххх О.В.) в адрес СПб ГБУЗ Городская поликлиника был подан адвокатский запрос, в котором она просит предоставить приказ о приеме на работу и приказ об увольнении Ехххххххххххх Н.Б. При этом Шхххххххххххх О.В. не является представителем Еххххххххххххх Н.Б. На данный запрос СПб ГБУЗ  Городская поликлиника № 97 ответ не предоставила.
28.11.2016 года Шххххххххххх О.В. в СПб ГБУЗ Городская поликлиника № 97 был подан повторный запрос, в котором она ссылалась на ст. 140 УК РФ – в случае отказа в предоставлении затребованной информации адвокат вправе поставить вопрос о привлечении виновных лиц к уголовной ответственности. Ответ на запрос Шхххххххххх О.В. просила выдать Мхххххххххххх Р.В., который является истцом по гражданскому делу № 2-хххх/2016 к Еххххххххх Н.Б. о нечинении препятствий в общении с ребенком, определении порядка общения с ребенком (далее – гражданское дело по иску Мххххх Р.В. к Ехххххххххх Н.Б).
Запрашиваемый приказ об увольнении Истца был предоставлен в судебное заседание в рамках рассмотрения гражданского дела по иску  Мхххххххххх Р.В. к Ехххххххххх Н.Б. С адвокатом Шххххххххх О.В. по вышеуказанному гражданскому делу с Мххххха Р.В. заключено соглашение, выдан ордер.
Еххххххх Н.Б. обратилась в Управление Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций по Северо-Западному Федеральному округу, а так же в прокуратуру Выборгского района Санкт-Петербурга по вопросу нарушения СПб ГБУЗ Городская поликлиника № 97 требований Федерального закона от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных (далее – Закон о персональных данных). 
В ходе проведенной проверки прокуратурой Выборгского района г. Санкт-Петербурга было установлено, что Еххххххххх Н.Б. не обращалась за юридической помощью к адвокату Шххххххххх О.В., доверенности и согласия на получение своих персональных данных ей не давала, Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга не запрашивал сведений, содержащихся в представленных по ходатайству Мхххххххх Р.В. документах. Таким образом, СПб ГБУЗ Городская поликлиника № 97 были нарушены требования ст.7 Закона о персональных данных при предоставлении копий приказов о принятии на работу и увольнении Еххххххххх Н.Б. адвокату Шххххххххххх О.В.
Закрепленное в ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 № 63-ФЗ (далее – Закон об адвокатуре РФ) право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию, не распространяется на установленные законом конфиденциальные сведения.  Данный вывод подтверждает Определение СК ВС РФ по гражданским делам от 12. 05. 2010 N 49-В- 10-5.
К тому же, исходя из правовой позиции КС РФ исключение информации, относящейся к персональным данным, которая была запрошена заявителем (и незаконно выдана оператором в нашем случае), из режима свободного доступа полностью соответствует предписаниям ст. 24 (ч.2) Конституции РФ. В противном случае под угрозой оказалось бы гарантированное статьями 23(ч.1) и 24(ч.1) КС РФ право на неприкосновенность частной жизни. Что и подтверждает Определение КС РФ от 29.09.2011 г. № 1063-О-О. Таким образом, КС РФ признал законным отказ в предоставлении персональных данных по адвокатскому запросу.
 
 Так же ст.118 КС РФ " правосудие в РФ осуществляется только судом, конфиденциальную информацию запрашивать уполномочен только суд или следственные органы". 
 Из вышесказанного следует, что собирать необходимые сведения адвокат вправе только в отношении лица, чьи интересы он представляет. Иное толкование предоставленного адвокату права, указанного в подп. 1 п.3 ст. 6 закона об адвокатуре РФ может приводить к нарушению интересов иных лиц, то есть к злоупотреблению правом со стороны адвокатов.
В постановлении пленума ВС РФ №10 от 20 декабря 1994 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" отмечается:
2. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях, в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.
В соответствии с пп. 3 п. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре РФ в предоставлении адвокату запрошенных сведений может быть отказано в случае, если запрошенные сведения отнесены законом к информации с ограниченным доступом. А так как, персональные данные представляют собой один из видов конфиденциальной информации, которая в свою очередь относится к информации ограниченного доступа. Судами не была дана оценка и квалификация действиям адвоката и решения суда первой инстанции с точки зрения указанного Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ».
В соответствии с п. 1 ст. 1 Закона о персональных данных данным законом регулируются отношения, связанные с обработкой персональных данных, осуществляемой федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, иными государственными органами (далее - государственные органы), органами местного самоуправления, иными муниципальными органами (далее - муниципальные органы), юридическими лицами и физическими лицами с использованием средств автоматизации, в том числе в информационно-телекоммуникационных сетях, или без использования таких средств, если обработка персональных данных без использования таких средств соответствует характеру действий (операций), совершаемых с персональными данными с использованием средств автоматизации, то есть позволяет осуществлять в соответствии с заданным алгоритмом поиск персональных данных, зафиксированных на материальном носителе и содержащихся в картотеках или иных систематизированных собраниях персональных данных, и (или) доступ к таким персональным данным.
Таким образом, Ответчиком был нарушен Закон о защите персональных данных, а именно нарушена ст. 3, так как Ответчик не обеспечил сохранность персональных данных Истца, неправомерно передав их без согласия неуполномоченным установленном порядке третьим лицам.
 
Действующий в настоящее время Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" <1> использует термин "конфиденциальность информации". В соответствии со ст. 2 этого Закона конфиденциальность информации - это обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя. Таким образом, установлено не только ограничение доступа, но и возможность совершения определенных действий с информацией, а точнее, вводится как обязательное условие передачи информации третьим лицам - согласие обладателя.  Так же согласно этому ФЗ, персональные данные представляют один из видов конфиденциальной информации. Этот закон так же не был учтён судами в свете рассматриваемого гражданского дела, что является так же существенным нарушением норм материального права.
Судья Санкт-Петербургского городского суда в определении от 05.10.2018 года № 4г-4537/2018 указывает на то, что содержащиеся в приказе об увольнении Истца сведения относятся к ее персональным данным, но не входят в «Перечень сведений конфиденциального характера» утвержденный Указом Президента РФ от 06.03.1997 года № 188. 
Это утверждение в корне не верно, так как не подкреплено не одним пунктом этого Указа Президента РФ, а напротив противоречит ему, поскольку персональные данные согласно п.1 данного Указа Президента относятся к перечню сведений конфиденциального характера,  а в п.3, п.4 этого же Указа говорится, что служебные сведения и сведения , связанные с профессиональной деятельностью так же входят в перечень сведений конфиденциального характера.
Судами было указано, что копия приказа об увольнении Истца правомерна была выдана Ответчиком на основании адвокатского запроса в соответствии с пп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре РФ, так как обработка персональных данных Истца осуществлялась Ответчиком в целях обеспечения права на представление доказательств в рамках рассмотрения гражданского дела, предусмотренного ст. 35 ГПК РФ. То есть, затребованные сведения были предоставлены по запросу адвоката, в связи с рассмотрением гражданского дела, что предполагает обработку персональных данных с целью реализации права на предоставления доказательств по гражданскому делу. Но истица с этим выводом суда не согласна, так как в этой статье не  идёт речь о сборе доказательств конфиденциального характера, а скорее имеется ввиду сбор общедоступных доказательств любым гражданином.
Судом Кассационной инстанции указано, что запрос о приказе мог быть якобы сделан самим судом в порядке статьи 57 ГПК. Но истица с данным выводом не согласна, потому как считает вывод судьи надуманным, подтверждений этому выводу нет, так как запроса от суда к поликлиники в деле нет и не могло быть, так как приказ об увольнении «старый» от 2015 г. и не имел отношения к рассматриваемому делу, ходатайств от участников процесса по этому вопросу к суду не поступало, и подобные ходатайства так же подлежат обсуждению сторонами процесса, а так же любая из сторон, в праве возражать относительно удовлетворения такого ходатайства. Таким образом, игнорирование этого обстоятельства исключает элемент процессуальной защиты своих прав для меня как для стороны- участника процесса.
 
В судебном решении суда первой инстанции и в определении суда апелляционной и кассационной инстанции было отмечено, что суду не было предоставлено относимых, допустимых и достоверных доказательств того, что ответчик, осуществляя обработку персональных данных при ответе на запрос адвоката, не соблюдал принципы и правила обработки персональных данных в соответствии с Законом о персональных данных, не соблюдает конфиденциальность, не обеспечивает безопасность персональных данных при их обработке, а также, что указанные действия Ответчика повлекли нарушение прав и свобод Истца, причинив ему моральный вред. 
Согласно обжалуемым судебным актам Истцом не предоставлено надлежащих доказательств причинения ему действиями Ответчика нравственных или физических страданий, не предоставлено доказательств наличия причинно-следственной связи между действиями Ответчика и возникшими для Истца последствиям, указанным в исковых требованиях. 
Истица с вышеуказанным выводом суда не согласна. Так как, поликлиника 97 своими незаконными действиями передала сведения о моих персональных данных неуполномоченному лицу, без моего согласия, что повлекло за собой распространение моей личной, семейной тайны неопределённому кругу лиц, в следствие чего я испытывала нравственные страдания и переживания, пережила эмоциональное потрясение, которое оказало существенное влияние на мою дальнейшую жизнь. Тем самым, были нарушены мои личные неимущественные права и нематериальные блага.
 
При этом, также указано, что факт нарушения Ответчиком требований Закона о персональных данных, установленный в ходе прокурорской проверки, не может быть принят во внимание судебной коллегией.
Согласно ответу прокуратуры Выборгского района г. Санкт-Петербурга главному врачу СПб ГБУЗ Городская поликлиника № 97 было вынесено представление об устранении выявленных нарушений и привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности. Истица не согласна  с тем, что  суд не учёл как доказательство результат прокурорской проверки, показание свидетеля, ст. 67 п. 4 ГПК РФ.
Установление факта незаконного движения приказа об увольнении истицы от 2015 года из поликлиники в районный суд третьими лицами, без согласия Истца и без запроса суда, и обнародование в публичном выступлении в суде, попытка использования его в качестве доказательства по делу противной стороной в суде (не соответствует действительности и не имеет отношения в 2016 году), как не соответствующее требованиям статьи 55 ГПК: «доказательства, собранные с нарушением закона не имеют юридической силы», а также комментарию к ст. 55 ГПК :
п.8. Верховный Суд РФ обращал внимание судов на необходимость выполнения конституционного положения о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией РФ права человека и гражданина или если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами. 
К тому же, не соответствующая ст. 17 п. 3 Конституции РФ - осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, достаточно чтобы признать установленным причинение Истцу страданий.
От выполнения требований законодательства по охране персональных данных зависит обеспечение защиты прав и свобод человека и гражданина при обработке его персональных данных, том числе защиты прав на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. 
Приказ от 28. 07. 2015 («старый»), который должен был находиться в архиве, стал доступен в суде неопределенному кругу лиц, но в тоже время не был оценён судом при вынесении решения (см. п. 14  постановление Пленума ВС РФ  от 24 февраля 2005 года № 3). ФЗ от 22.10.2004 № 125- ФЗ «Об архивном деле», ст. 25 «Ограничение на доступ к архивным документам» п.3:
Ограничение на доступ к архивным документам содержат сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни, а также сведения, создающие угрозу для его безопасности, устанавливается на срок 75 лет со дня создания указанных документов. Таким образом, данные сведения выдаются только с письменного согласия самого гражданина.
        Данный приказ был представлен умышленно противной стороной по делу с целью унижения истицы как личности,  указывая на ее низкий социальный статус, что не соответствует действительности, так как истица в то время 2016 году, когда шёл судебный процесс, работала в другой организации и воспитывала несовершеннолетнего ребёнка.  
Документы о своей работе Истец лично не предоставляла, и запроса их судом тоже не было, так как в суде определялся лишь порядок общения отца с ребенком, а не место жительства ребенка,  которое было определено ранее при разводе родителей в суде.  Тем самым, это повлекло в итоге соответствии с ч. 2 ст. 1100 ГК РФ  вред причинён также распространением сведений порочащих честь, достоинство и деловую репутацию и этот факт также может расцениваться как доказательство нравственных страданий истицы.  данный приказ использовался в суде как попытка ввести суд в заблуждение,  так как был получен с нарушением закона (что разъясняется п.8 Пленума ВС  РФ  от 24 февраля 2005 года № 3).  Суд  ограничился перечислением доказательств, в нарушение пункта 9 Пленума ВС  РФ  от 24 февраля 2005 года № 3, а обязан изложить содержание этих доказательств, судом не было учтено то обстоятельство,  что приказ об увольнении истицы с работы от 2015 года и не отражал соответствующую действительность в 2016 году,  был получен с нарушением закона, не указан при вынесении решения Калининским районным судом  Санкт-Петербурга, а,  следовательно, не мог быть использован как доказательство, что повлекло применение закона, не подлежащего применению, и является существенным нарушением норм материального права и основанием для отмены судебного акта.
Невыполнение указанных требований не может рассматриваться как малозначительный проступок.
В соответствии со статьями 23 и 24 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.
Согласно п. 1 ст. 3 Закона о персональных данных персональные данные – это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). По ст. 7 данного закона операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Указ Президента РФ «О перечне сведений персонального характера» от 06.03.1997 №188 в качестве конфиденциальных сведений, в том числе, предусматривает сведения о фактах, событиях и обстоятельствах частной жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность (персональные данные), за исключением сведений, подлежащих распространению в средствах массовой информации в установленных федеральными законами случаях. Таким образом, информация об образовании и трудовой деятельности лица, относится к его персональным данным.
Статьей 6 Закона о персональных предусмотрены случаи, при которых согласие субъекта персональных данных на их обработку не требуется. При этом предоставление информации о персональных данных субъекта по адвокатскому запросу федеральным законодательством не предусмотрено.
Закрепленное в ст. 6 Закона об адвокатуре РФ право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, и обязанность соответствующего органа предоставить такую информацию, не распространяются на установленные законом конфиденциальные сведения.
В силу ст. 7 Закона о персональных данных операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом. Данное положение также закреплено и в Трудовом кодексе РФ – в ст. 88 указано, что при передаче персональных данных работника работодатель не должен сообщать персональные данные работника третьей стороне без письменного согласия работника, за исключением случаев, когда это необходимо в целях предупреждения угрозы жизни и здоровью работника, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.
По смыслу Трудового кодекса РФ и также, как было указано в Представлении прокуратуры Выборгского района Санкт-Петербурга о привлечении виновных лиц к административной ответственности, к документам, содержащим персональные данные работника, относятся:
трудовой договор;
приказ (распоряжение) о приеме на работу ;
приказ(распоряжение) об увольнении с работы;
приказ (распоряжение) об изменении условий трудового договора;
приказы (распоряжения) о поощрениях и дисциплинарных взысканиях, примененных к работнику.
Как видно из материалов дела СПб ГБУЗ Городская поликлиника № 97 не получила соответствующее согласие от Ехххххххххххх Н.Б., чем нарушила приведенные выше положения законов о защите персональных данных.
Истец также не согласен, что факт нарушения Ответчиком требований Закона о персональных данных, установленный в ходе проведения прокурорской проверки, не может быть принят во внимание судебной коллегией.
Еххххххххххх Н.Б. полагает, что таким образом суд не принял во внимание установленный факт нарушения предоставления персональных данных третьим лицам Ответчиком, что также повлияло на исход дела, а, следовательно, и на права Истца.
Таким образом, принятое решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга, апелляционное определение Судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда, и определение Судебной коллегией по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда нарушает права и законные интересы Истца в части защиты персональных данных. Права Истца не были защищены надлежащим образом, вследствие ошибочного толкования норм Закона о персональных данных. 
 
 

На основании изложенного, руководствуясь статьями 376, 387, 390 Гражданского процессуального кодекса РФ,

Прошу:

Передать надзорную жалобу с гражданским делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного суда РФ

Отменить Решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от "02" ноября 2017 г. по гражданскому делу по иску Ехххххххх Н.Б. к СПб ГБУЗ «Городская поликлиника № 97» о компенсации морального вреда.

Направить дело для нового рассмотрения в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга.

 
 
Перечень прилагаемых к жалобе документов (копии по числу лиц, участвующих в деле):
 
Копия надзорной жалобы
Документ, подтверждающий оплату государственной пошлины
Копия решения Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от "02" ноября 2017 г, заверенная судом
Копия апелляционного определения Санкт-Петербургского городского суда от 20 марта 2018 года, заверенная судом
Копия кассационного определения Санкт-Петербургского городского суда от 05 октября 2018 года, заверенная судом
 
 
 
 
"______"  _________________2018 г. Еххххххх  Н.Б.
 
 
 
 
 

Чтобы задать вопрос адвокату по Viber, добавьте в контакты номер:
+7-9212-900-15-45

+7-921-914-92-92

 

 

 

Наши лучшие адвокаты окажут защиту как на следствии по уголовному делу так и в суде.

Адвокаты нашей компании ответственно отнесутся к Вашей проблеме и максимально помогут разрешить сложную ситуацию.

 

Вы можете получить первую бесплатную консультацию по телефонам:

Телефон (812) 900-15-45 или (812) 914-92-92

 
 
 
Последние новости